Хулинь далекий и близкий

18.03.2012 22:55

Печать

Хулинь Лесозаводск

 

В наше время в погоне за ощущениями придумывают многое: прыгают с тарзанки, отправляются на заморские курорты с первоклассным сервисом или наоборот едут  туда, где можно испытать на себе все плюсы и минусы отсутствия цивилизации. У меня же совершенно случайно выдалась поездка в Хулинь - самый близкий к нам город КНР. Конечно, она оказалась не такой экстремальной, как поездка, например, в тундру или на Северный полюс, но все-таки не лишенной удовольствия и насыщенной неожиданностями.


Ездили мы без туристической группы, как говорится, дикарями, и все три дня находились просто в свободном полете. Лесозаводчане уже успели освоить этот небольшой город, но культура Китая настолько колоритна, что каждый раз в нее окунаешься как будто впервые. На пограничном переходе разговорилась с одним из китайцев, сразу обратила внимание на то, что одет он  несколько иначе, чем его соотечественники. Оказалось, он только что из Москвы - летал навещать сына, который учится в десятом классе. С женой развелся два года назад: разница в менталитете. Русская женщина так и не смогла принять чужие традиции и образ жизни, сына забрала с собой. От Москвы путешественник не в восторге: устал от суеты мегаполиса, побыстрее хочет вернуться домой, помогает другим китайским туристам нести сумки, чтобы  ускорить процедуру досмотра. В сумках продукты, которые зарекомендовали себя в Поднебесной  деликатесами - сгущенка, сайра в масле и даже овсяные хлопья. Досмотр с обеих сторон занимает немного времени, и вот уже автобус мчится по бетонке,  в свое время проложенной до самого Хулиня в кратчайшие сроки. Пятьдесят километров бетона залили буквально за три месяца.  До самого города мелькают рисовые чеки с многочисленными теплицами. Интересуюсь у своего нового знакомого, зачем так много теплиц? Оказывается, семена риса не высаживаются в грунт, а сначала выращиваются рассадой. После рассаду высаживают в поле, что является более трудоемким процессом, чем сев зерновых. Дорога до Хулиня занимает не более сорока минут, и вот  мы уже   в городе, который, увы, не блещет чистотой. Не заметить этого просто невозможно. Первым делом стараемся обменять рубли на юани, для этого обращаемся за помощью к знакомому китайцу с русским именем Максим. Затем предусмотрительно покупаем билеты назад и отправляемся в гостиницу неподалеку от автовокзала.

На первом этаже гостиницы - ресторан, а на втором  в нашем распоряжении вполне приличный номер с чистой постелью и ванной, компьютером с вебкамерой, телевизором. На тумбочке гостеприимно стоит коробка лапши, а на ней лежит сосиска. Немного отдохнув, отправляемся в город. На  ближайшие четыре дня мы здесь единственные русские. Предпринимаем безуспешную попытку перекусить в ресторане: садимся за стол, в центр  которого встроена жаровня, а под столешницей находится  трубка, по которой проходит газ. Готовых блюд в ресторане просто нет. За основу местным населением берется бульон, в который каждый бросает то, что ему по вкусу. Это могут быть ломтики мяса, фунчоза, пучок сельдерея и т.д. Трапезничают всегда большой компанией и очень продолжительное время. Разумеется, нам подобный способ питания не совсем подходит. Отправляемся в убогое соседнее заведение - шашлычную. Усаживаемся за стол, перед нами тут же кладут альбомные листы. Мы в некотором затруднении. На столе стоит большая чашка с мелким нечищеным луком, баночки  с кунжутом, красным перцем, зирой. Шашлык представляет собой мелкие кусочки мяса, нанизанные на маленькие деревянные палочки. На альбомный лист, согласно правилам здешнего заведения, необходимо насыпать понравившуюся вам приправу, например, кунжут, обмакивать в нее шашлык и есть. Трудно сказать, кем это придумано и для чего. То ли для того чтобы мыть меньше посуды, толи для создания собственного имиджа. Загадка. С трудом удалось допроситься горячего чая, гостеприимные хозяева принесли водку, пиво, сок, недоумевая, что же еще нужно. Пришлось рисовать в своем блокноте заварник с двумя кружками и клубы пара, чтобы стало ясно, что чай нужен именно горячий. После такого нехитрого обеда отправляемся в город. Сразу бросается в глаза то, что практически отсутствуют магазины и заведения вообще с русскими названиями. Но если и есть вывеска с русским текстом, то, как правило, он очень лаконичен. Например, наша шашлычная, на фронтоне которой написано черным по белому: «Шашлык, где все горячее».  Как бы то ни было, отсутствие русского текста  затрудняет ориентирование. На каждом перекрестке стоят кучкой велорикши - ждут работу, по городу также снуют и моторикши, нисколько не стесняясь дорогих автомобилей.

Достопримечательностей в Хулине мало, город сравнительно молодой, поэтому единственным развлечением остается, конечно же, шопинг. Цены разные: в государственном супермаркете  они, как правило, ниже, чем в частных магазинах, а на рынке продавцы охотно соглашаются уступить. В магазине же  продавца не дозовешься - не заведено назойливо докучать покупателю: выберет сам, что захочет. На улице  при встрече некоторые искушенные жители проходят мимо, едва посмотрев в нашу сторону, а некоторые так удивляются, как будто увидели перед собой, по меньшей мере, белых  медведей. Оглядываются и долго смотрят нам вслед, а если  улыбнуться  в ответ на их пристальный взгляд, обязательно помашут рукой. Вообще, жители города настроены доброжелательно по отношению к русским: охотно позируют для фотографий, улыбаются. Могут даже подойти поздороваться. Когда им в ответ говоришь «Здравствуйте!», они улыбаются и, желая продолжить беседу, но не зная больше ни одного слова по-русски, повторяют «Здравствуйте!».  

В центре мы наняли такси, чтобы проехаться по городу и окрестностям, взяли с собой Максима, по дороге он рассказал нам о городе. В первую очередь Хулинь - центр переработки сои и риса, которые в огромных количествах лежат на местных складах. Для китайцев они являются основными продуктами питания. Есть в городе и мебельная фабрика. Через два года планируют закончить строительство электромагнитной дороги на участке от Хулиня до Муданьцзяна, которая уже опутала практически весь Китай. Скорость поезда, который пойдет по электромагнитному пути, составит 350км в час. Вот такая страна - Китай, состоящая из сплошных противоречий: с одной стороны грязные велорикши, а с другой - новейшие технологии, внедренные в жизнь. Нагулявшись, мы возвращаемся в гостиницу. Максим просит повара приготовить что-нибудь для русских друзей, и мы в ожидании ужина беседуем, обсуждая увиденное.

Три дня, проведенные в Хулине, пролетели незаметно, как обычно бывает, когда вырвешься в отпуск или на каникулы. Конечно, невозможно за  трое суток слетать на Канары, потратив при этом сумму, равнозначную нашей поездке, но, как говорится, чем богаты, тем и рады. Я с удовольствием окунулась в мир Востока, неповторимый и противоречивый китайский колорит, просто заглянула к соседям. Любителям красивой жизни может оказаться не по вкусу неприглядность маленького, провинциального городка с его забегаловками, и они скорее предпочтут уехать к морю и пальмам, но мы нисколько не разочаровались в своей поездке, а наоборот, рады, что сменили обстановку самым радикальным образом, пусть даже и на три дня.